Найти свой дар: ситуация успеха для ребенка с ОВЗ



Найти свой дар: ситуация успеха для ребенка с ОВЗ

В какой момент особый ребенок может начать чувствовать себя не просто другим, а заведомо худшим, слабым и менее достойным, чем его сверстники? Подобный вопрос способен возмутить большинство родителей особых детей, которые лучше всех знают, насколько умные, чувствительные, трудолюбивые и героические их дети, да как вообще можно упоминать их в одной фразе со словом худшие!


Ответ на этот вопрос станет для большинства родителей еще более неприятным: особый ребенок не почувствует себя ущербным, пока мы, взрослые – и родители в первую очередь – не заставим его уверовать в факт своей ущербности.

«Ничего подобного», - снова не согласятся многие родители. – «Мы своей девочке каждый день говорим – ты молодец, не хуже других». Но нуждаются ли дети с разнообразными ограничениями по здоровью в этой заведомо сложной гонке со сверстниками, лишенными проблем, в надежде на скупое родительское «не хуже»? Чувствуют ли они себя, нечеловеческим усилием догоняя класс по математике, по многу часов штурмуя задания, дающиеся остальным без труда, пытаясь работать в темпе класса ценою слез и высочайшего нервного напряжения – победителями обстоятельств, равными среди равных?

Даже самые просвещенные и гуманные из родителей не избегают того, чтобы сделать двигателем прогресса развития их ребенка – здорового ли, ограниченного ли в возможностях – некий стресс, связанный с возможным неуспехом. «Ну что же ты так долго одеваешься?» - громко вопрошают они в детском саду. – «Хочешь, чтобы я тебя здесь оставила и ушла домой?». И не подозревают, что за этой риторической фразой стоит реальная угроза отказать ребенку в своем внимании, если он будет недостаточно хорош и расторопен. «Как тройка?» - гремят те же родители в младшей школе. – «У Петрова и то четыре, ты что, тупее бездаря Петрова?» Родитель всего лишь выражает разочарование результатом в довольно расхожей форме и не задумывается, что теперь он применяет совершенно ненужное сравнение своего ребенка с чужим не в пользу первого. «С таким прилежанием не видать тебе института, в дворники пойдешь,» - вздыхает мать подростка, не имея в виду ничего определенного, просто пытаясь подстегнуть его активность в освоении гранита наук – но по сути звучит угроза-предсказание, мол, у тебя ничего не получится и будущее твое неприглядно.

В этих, знакомых каждому родителю примерах, заметно, что, хотя физические наказания, по счастью, выходят из употребления и перестали быть реальной угрозой для школьника, мы все же не теряем надежды припугнуть его чем-нибудь – для его же пользы, конечно. Раз за разом пытаемся воздействовать на его поведение, используя отрицательное подкрепление. Не враг же он себе – должен собраться и сделать все, чтобы избежать неудачи. Исследования последних лет показывают, что отрицательное подкрепление в плане эффективности и в подметки не годится положительному. А уж о том, что ориентация на избегание неудачи заведомо реже приносит пользу, чем мотив достижения успеха, известно достаточно давно.

В таком случае остается загадкой, зачем мы заставляем своих детей постоянно быть в положении «догоняющих», участвовать в соревнованиях, которые им объективно приносят страдания. Чего мы хотим добиться? Убедить ребенка в том, что постаравшись, он способен добиться многого, или убедить себя, что не так уж он и отличается от той самой нормы, не хуже прочих? Если мы нуждаемся в таком аутотренинге, то, очевидно, втайне пользуемся все-таки термином «хуже». Дети же чувствуют эту невысказанную боль и досаду, и начинают чувствовать и вести себя соответствующе. Характерным примером заражения детей упадническими настроениями взрослых бывают семьи, в которых к совершенно здоровым, активным, не обделенным способностями детям подспудно предъявляют завышенные требования, постоянно ожидают от чад большего, чем они могли бы дать, стимулируют к соревновательному поведению, поиску вешнего признания. Раз за разом наблюдая неудовлетворение родителей результатами своих трудов, видя трагическое вскидывание брови над каждой четверкой, плохо скрытую печаль по поводу призового места, уплывшего из рук сына или дочери к чужому ребенку, ощущая незаметное подталкивание в спину и понукание, призванное заставить младших членов семьи прыгнуть-таки на этот раз выше головы, дети начинают верить, что они действительно недостаточно хороши.

Реакция на это открытие бывает разнообразная – от угасания мотивации к какой-либо осмысленной деятельности и развитию, до резких всплесков агрессии и аутоагрессии, от попытки бегства от действительности в разного рода зависимостях и непродуктивном поведении до истероидного, эпатажного поведения, поиска популярности и признания любой ценой. Как бы ни выглядели последствия установившегося в семье общего мнения, что дитя звезд с неба не хватает, субъективной удовлетворенности жизнью они отпрыску не добавляют.

Помимо прочего, ощущение постоянной гонки от неминуемой неудачи накладывает свой отпечаток на поведение и манеру держать себя человека в любом возрасте. И, если взрослые с такими проблемами справляются (чаще свыкаются) и начинают принимать свою готовность довольствоваться малым и сносить удары судьбы за свойство характера, не позволяющего добиться ничего стоящего – будь то интересная работа или достойный партнер в отношениях – то ребенок, подавленный своей предполагаемой дефектностью, немедленно станет объектом преследования в детском коллективе.

Как же сделать так, чтобы ребенку, объективно ограниченному в возможностях по причине особенностей здоровья или развития, не пришлось начинать свой жизненный путь с положения менее удачливого игрока, неравного среди равных?

Для начала родители и учителя должны отказаться от концепции соревнования равных, поскольку жизнь, в конечном счете, это скорее, мозаика разных. Те качества, которые нужны на одном жизненном этапе, на другом уже могут стать неактуальны. Поэтому тот, кто не может быть хорош в беге в силу естественных причин, не должен считать, что всю его жизнь он будет аутсайдером, поскольку никогда не сможет сравниться с талантливыми бегунами. Для кого-то ахиллесовой пятой всегда будет являться моторная ловкость, для других математика, для третьих – возможность легко и без затруднений общаться. Насколько легче почувствовал бы себя худший бегун в классе, если бы ему по секрету сообщили, что это неудачное соревнование – последнее в его жизни, в дальнейшем он будет заниматься тем, в чем он хорош, а легкую атлетику оставит тем, кому она действительно нравится?

К сожалению, этот нюанс мироустройства открывается не каждому и не сразу, поэтому большинство тратит огромные периоды своей жизни на то, чтобы соответствовать средним требованиям по широчайшему кругу показателей, прежде чем обнаруживают, что многие из этих требований им абсолютно чужды. Состредоточившись на собственных приоритетах, человек вносит в свою жизнь гармонию и становится в разы более продуктивным во всех сферах. Для того, чтобы эта гармония поселилась в душе вашего ребенка раньше, чем расхолаживающее разочарование, необходимо создавать для него ситуации успеха.

Важность переживания успеха для формирования уверенности в себе и положительной учебной мотивации отмечали в свое время классики отечественной педагогики Ушинский и Сухомлинский. Каждый родитель, имеющий опыт воспитания собственных детей, знает, как много радости и энтузиазма приносит ребенку любого возраста заслуженная похвала, отмеченная старшими победа. Создание ситуаций, способствующих переживанию положительных эмоций, стало популярным и в школьной педагогике.

К сожалению, это вдохновляющее начинание нередко спотыкается о недостаточное понимание сути ситуации успеха, о непоследовательность взрослого. Нередко за ситуацию успеха пытаются выдать неоправданно легкое задание, с которым невозможно не справиться, либо всякий успех ребенка, зависящий исключительно от его собственных усилий. В особо запущенных случаях полезной школьнику ситуацией успеха называют сравнение его успехов с успехами конкурента (в сочетании с высмеиванием конкурента, который, само собой, тоже ребенок) или классическую игру в поддавки, от которой у якобы победившего школьника остаются смешанные чувства.

Создание системы значимых для развития ребенка ситуаций успеха должно отвечать следующим требованиям: деятельность должна быть подобрана с учетов возможностей и предпочтений ребенка; деятельность должна быть спланирована и находиться в поле ответственности взрослого; деятельность должна быть значима для предъявления окружающим с учетом особенностей референтной группы.

Алгоритм создания ситуации успеха, общий и для учебных, и для частных ситуаций, выглядит так:

· Снятие напряженности (покажите ребенку, что ситуация не критическая, в случае чего можно будет пробовать сколько потребуется раз);

· Авансирование положительного результата (то, что называют «подарить желаемое в воображении» - например, «вот будет здорово, когда ты закончишь эту картину и мы подарим ее папе!»);

· Скрытое инструктирование (для того, чтобы успех состоялся, вы должны подсказать ребенку верный метод, но прямо инструктировать в таком случае – это отнять половину успеха, нужна такая подсказка, которую ребенок понял бы, но отнес на счет собственной проницательности);

· Внесение мотива (значимый мотив – часть успеха. Подчеркивая, что уборка собственной комнаты не просто работа, а большая помощь вам, личная услуга, вы воодушевляете ребенка постараться);

· Персональная исключительность («только тебе я могу поручить это важное дело»);

· Мобилизация активности (подайте знак, что пора начинать, подбодрите ребенка: «итак, за работу!», «внимание, начали!»);

· Анализ результатов с признанием особенно удачных деталей (просто дежурная похвала не производит на ребенка должного впечатления, дайте ему понять, что вы вникли в суть его работы, внимание к деталям подчеркнет ее ценность).

Ребенок должен взяться за дело с охотой, выполнить его с интересом и в результате получить заслуженную похвалу и признание. Для дошкольника и младшего школьника ценны сами по себе такие успешно освоенные действия, количество положительных эмоций от хорошо выполненных отдельных дел.

Подростку уверенность в себе подарят не столько разовые успешные ситуации (хотя и от них отказываться не надо, все это вклад в копилку внутренней свободы и гармонии), а количество умений, навыков, прочно и успешно освоенных. Чем больше подросток будет знать и уметь и чем большую субъективную значимость будут иметь его компетенции и достижения в глазах самого школьника и его семьи, тем оптимистичнее прогноз развития в целом.

Если здоровье вашего ребенка не позволяет ему проводить время так, как большинство его сверстников, или успехи академического характера недоступны ему в силу ряда причин, дайте ему другие поводы гордиться собой. Научите его тому, что умеете вы сами, приобщите его к интересному ремеслу или хобби, создайте условия для того, чтобы его собственные склонности не хирели на корню из-за отсутствия свободного времени и сил заниматься любимым делом.

Это не значит, что ребенку с нарушениями опорно-двигательного аппарата нужно спрятаться от мира и посвятить себя поделкам. Всеобъемлющая реабилитация и развитие нужны, разнообразие занятий и освоение школьной программы, соответствующей возрасту тоже необходимы личности, перед которой разворачивается карта тропинок возможного профессионального будущего. Но особенности, пристрастия и специфика развития, особенно перспективные в плане развития продуктивных навыков, важны не меньше.

Девочка с ДЦП, больше всего любящая вышивать, но не имеющая на это времени – над уроками приходится сидеть до поздней ночи, выходных мало – лишается ценного ресурса развития. Мальчик, отчаянно неуспевающий по большинству предметов, но отлично рисующий (в основном, аэрографом на стенах), рискует потерять суть своего таланта и сосредоточиться на его антисоциальной составляющей – уличном вандализме. Родители обоих детей хотят, чтобы их чада были по возможности нормальнее, сосредоточились на учебе. Мысль о том, что нужно вложить больше усилий в развитие их природных талантов, чем гоняться за «средней температурой по больнице», для взрослых непривлекательна.

В то же время у многих особых детей есть то, что стало бы их отдушиной, их особым даром, тем, что может не только придать им уверенности, но и стать делом жизни. Проблема в том, что найти это дело, призвание, требуется не только смелость пробовать себя в разных видах человеческой деятельности, но и подспудная уверенность, что что-нибудь обязательно понравится, получится, даже если прямо сейчас ничего особенного не выходит.

Именно этой уверенности зачастую не хватает и самим детям с ограничениями по здоровью, и их родителям. Гиперопека, тревожность, готовность постоянно подхватить оступившегося ребенка, дать отпор его возможным обидчикам, утешить чадо в неудаче настолько въелось в повседневную жизнь родителей ребенка с особыми потребностями, что они этого уже не замечают. В то же время не отказавшись от этой позиции «мамы побежденного» работать над созданием ситуации успеха для своего ребенка, ряда таких ситуаций, системы ситуаций успеха крайне трудно.

Необходимо искренне верить в возможности собственного ребенка и отмечать в нем именно хорошие качества, на которые можно опереться в построении более оптимистичной картины его будущего. Не менее необходимо честно признать имеющиеся достижения и элементы самостоятельности, которые могут быть использованы в организации жизни семьи, и перестать опекать ребенка в том, что он без труда сделает сам. Поддерживайте его и себя в хорошем настроении – в упадке духа никакое достижение не покажется значимым. И наконец, позволяйте себе быть успешными – делайте то, что вам нравится и что получается, даже если для этого придется отложить повседневное и насущное.

Помните, что все мы в чем-то хороши, даже если иногда кажется, что природа не была благосклонна к нам и нашим детям. Кому-то дан ясный ум, другому – крепкая рука, одному – тонкое чувство красоты, другому – доброе сердце. И именно способность узнать свой дар и поделиться им с окружающими помогает нам найти свое место в жизни.

Кропивянская С.О.

3.151503053120