"Тяжелые родители" и особый ребенок: воспитываем себя



"Тяжелые родители" и особый ребенок: воспитываем себя

Родители детей с особыми потребностями зачастую сталкиваются, помимо проблем со здоровьем чада, еще и с непростыми внутренними взаимоотношениями, негативными эмоциями и поведенческими проявлениями, которые участи семьи не облегчают.


Иногда взрослые вздыхают и оставляют все, как есть, принимая сложную семейную ситуацию как должное — разумеется, нам всем плохо, но ведь так и должно быть, когда ребенок болен, не так ли? В других случаях чадо ведут к психологу или терапевту с просьбой «сделать с ним что-нибудь, чтобы он перестал» - и тогда «с ним что-то делают» и он «перестает». На время. Или приобретает другие проблемы, которые больше сказываются на здоровье и благополучии самого ребенка с ОВЗ, но доставляет меньше беспокойства окружающим. В особо безнадежных случаях ребенка с ОВЗ, отягощенным «тяжелым» поведением, отправляют с глаз долой в специализированное учебное или медицинское заведение или отдают его бабушке, мотивируя это тем, что родителям надо работать, а безобразное поведение чада, требующего, кроме того, ухода, не оставляет взрослым времени ни на труд, ни на отдых, не говоря уже о чем-то большем.

Специалисты, работающие с детьми и подростками в специализированных учреждениях, утверждают, что далеко не все воспитанники, оказавшиеся в их стенах, находятся в лучших для себя условиях развития. Многие из тех, кто учится в разного рода заведениях для детей с особенностями развития, не способных освоить сложную учебную программу, могли бы посещать обычную школу в рамках проектов развития инклюзивного образования и безбарьерной среды, не будь они так неудобны в быту. К сожалению, неудобный характер, вспышки ярости, неуправляемые эмоции или девиантные поведенческие проявления заставляют родителей предполагать, что с их детьми что-то не так в медицинском смысле, а некоторые специалисты с удовольствием подтверждают родительские подозрения, снимая с семьи и с себя лично ответственность за то, что происходит с ребенком сейчас и за то, что с ним произойдет в будущем.

Ни для кого не секрет, как много семей не справляется с испытанием неудобным, нестандартным, проблемным ребенком. В этом смысле стрессом может явиться все — от состояния здоровья сына или дочери до проблем с поведенческими девиациями. В ряде случаев разрушающим отношения фактором в семье является даже нестандартная внешность ребенка, привлекающая к членам его семьи нежелательное внимание. Если взрослые не принимают своего ребенка таким, каков он есть, а терпят, то надо понимать, что всякому терпению есть предел, за которым неизбежно наступает конфликт и неизвестность.

Семейная система — саморегулирующийся механизм тонкой настройки, в котором состояние и поведение одного неизбежно сказывается на самочувствии и всех сторонах жизни всех остальных. Дети часто становятся причиной волнений и недовольства взрослых членов семьи, с появлением проблем, связанных с чадом, продолжать вести привычный образ жизни и сохранять спокойствие практически невозможно. Родители жалуются на то, что в ожидании очередного поведенческого эксцесса своего чада они не могут ни полноценно работать, ни отдыхать, постоянно мысленно возвращаются к тому, что их ребенок не такой, как все, к мыслям о непростом будущем, которое предстоит в связи с этим всей семье. Таким образом, просьба к детскому психологу, психотерапевту, дефектологу «сделать что-нибудь с этим ребенком» продиктована глубинным неудовлетворением семьи той жизнью, которая сложилась у всех членов семьи в связи с тем, что происходит с младшими членами семейной группы.

В то же время справедливо и обратное — ребенок ведет себя так, как может, реагируя именно на семейную ситуацию, которая содержит скрытые конфликты и противоречия. Рвется там, где тонко, говорит народная мудрость. А тоньше, чем нервная система чувствительного ребенка, на скрытые проблемы не реагирует ничто.

Довольно часто родители, пришедшие пожаловаться на неадекватное поведение ребенка, способны ответить на массу уточняющих вопросов, проявляют чудеса наблюдательности и недюжинные аналитические способности. Многие мамы способны поведать, после каких развлечений их ребенок ведет себя лучше, а после каких продуктов хуже, знают наперечет все фразы, которые ребенок произносит в определенных ситуациях, представляют себе все его мыслительные и физиологические процессы, готовы поговорить о собственных экспериментах на ниве домашней педагогики и имеют несколько проверенных временем ошеломительных историй о том, насколько именно ужасно может повести себя их дочь или сын. Ребенок ужасен, неуправляем, буен — почти всегда, что с ним делать, непонятно. Руки опускаются. Из последующей беседы выясняется — в присутствии папы ребенок ведет себя скованно и неловко, роняет предметы, говорит невпопад. При бабушке — проявляет капризы и вседозволенность, помыкает пожилой женщиной. В компании мамы и бабушки, присутствующих одновременно, проявляет себя наиболее агрессивно и буйно, наедине с мамой — милое и идеальное дитя. Напрашивающийся вывод о том, что мы имеем дело не столько с «ужасным» ребенком, сколько с чувствительным ребенком, оказавшимся в ужасной семейной ситуации, членам семьи неудобен. Им все еще хочется, чтобы психолог сделал что-нибудь с ребенком, чтобы семье стало легче, но абсолютно не хочется сделать что-нибудь с собой, чтобы легче стало ребенку.

Нередко родители, обращающиеся за помощью в связи с поведенческими проблемами ребенка, полны решимости сделать все, что нужно, чтобы в сотрудничестве со специалистом разрешить ситуацию конструктивно — берут методическую литературу, готовы заниматься дома, проявляют гибкость в выборе воспитательных методов, если психолог просит пересмотреть систему наказаний или формы, которые принимает детско-родительское общение. Но предположение о том, что поведение ребенка может быть связано с разладом между мужем и женой, как супругами, как правило, неприятно поражает и отрицается.

Само предложение сменить постановку вопроса с «зачем он так себя ведет?» на «зачем вам, чтобы он так себя вел, и что вы для этого делаете?» крайне непопулярно. Многие мамы меняют специалистов, работающих с ребенком, раз за разом, признавая каждого из них нечутким и ничего в ситуации не понимающим шарлатаном, но идею о том, что у их ребенка одна проблема - «тяжелые родители» - не признают.

Как определить, не стали ли вы для своего ребенка тяжелым родителем?

Для этого потребуется известная доля наблюдательности и честности перед собой.

Итак, не является ли плохое поведение (плохое самочувствие) ребенка, в чем бы оно ни заключалось, основной темой для обсуждения в кругу семьи и по сути единственным фактором, который заставляет родителей объединяться, сотрудничать, действовать сообща? Не держится ли ваш брак на идее, что он сохраняется ради ребенка, имеющего особые потребности?

Не является ли ваш сын или дочь испытательным полигоном для формирования модели идеального человека, которым в свое время вас пытались сделать ваши родители, да так и не смогли? Не требуете ли вы от него много больше, чем от его сверстников?

Является ли ваше родительство добровольным и осознанным, или вы планировали свою жизнь иной (при этом неважно, озвучиваете ли вы ваши сожаления при ребенке или оставляете их при себе)?

Ощущаете ли вы себя взрослыми, самостоятельными людьми, или вас, несмотря, на родительский статус, постоянно подвергают манипуляциям старшие родственники или лица, обладающие властью и влиянием?

Существуют ли в семье принятые формы выражения агрессии, негативных чувств, или у вас принято «держать все в себе», пока эмоции не накалятся и не спровоцируют неадекватную поведенческую реакцию?

Есть ли в семье устойчивые коалиции, враждующие группы?

Устраивают ли вас на самом деле установившиеся в семье отношения власти и подчинения? Много ли страдания скрыто за фасадом благополучной семьи?

Если вы ответили утвердительно на один и более вопрос из вышеперечисленных, то вам есть над чем задуматься. Каждая из названных причин способна подвигнуть ребенка к протестному, вызывающему поведению, систематическим дракам, вспышкам агрессии и даже воровству.

Как уже было сказано выше, семья — это система, и если одна из частей этой системы дает сбой, то восстанавливать работоспособность и благополучие всей системы придется во взаимодействии со всеми членами семьи, даже с теми, кто считает себя абсолютно ни при чем, по сути, с таких следует и начать.

В нашей практике был ряд случаев, когда агрессивное и неуправляемое поведение ребенка коренилось именно в специфике внутрисемейных отношений.

Например, мать, непосредственно занимающаяся воспитанием ребенка доступными ей методами (которые включали и публичные выволочки, и беседы на повышенных тонах, и разного рода шлепки) жалуется на поведение ребенка, который от шалостей перешел к ярости и неповиновению, причем объектом агрессии является именно она, мать, а к отцу, бабушке и сиблингам мальчик вполне лоялен. Анализ состояния семейной системы выявил, что мать, фигурально выражаясь, воспитывала теми же решительными мерами и других членов семьи, включая взрослых. И они, не имея собственных ресурсов ответить на ее давление, скрыто делегировали мальчику свое право на протест. В результате именно с помощью наблюдения за противостоянием матери и сына отец, бабушка и младшие дети обретали внутреннее равновесие, поскольку были «отмщены», не пошевелив при этом и пальцем. Таким образом, перелом в решении проблемы данного семейства начался, когда психолог перестал пытаться «сделать что-нибудь с этим ужасным ребенком» и помог мужу освоить несколько эффективных техник самостоятельного отстаивания собственных прав и установления личных границ. Гармонизация отношений между супругами немедленно позволила ребенку перестать исполнять функцию вызывающего на себя огонь материнской агрессии, что благотворно повлияло на его поведение и учебные успехи.

Проблемы с детьми не всегда состоят в поведенческих девиациях. Зачастую родительские заботы состоят в крайне хрупком здоровье чада, болезненности либо невротических симптомах. Некоторые матери отмечают, что болезнь их дочери или сына неизменно обостряется и требует особого внимания в те моменты, когда это наиболее неудобно старшим — срывается задуманная поездка, отменяется выход в свет, прорыв в карьере раз за разом отменяется — ведь здоровье ребенка дороже всего. Чем больше у родителя страх перед жизнью, чем больше он сам пасует перед изменениями, хорошими либо дурными, тем больше болезненных симптомов приходится изыскивать ребенку, чтобы защитить своего родителя от реальности. Проблема невротических симптомов в том, что они не притворные, а вполне реальные, хотя и спровоцированы нервной системой, и они действительно подтачивают здоровье ребенка. Поэтому, если вы никуда не выезжаете, потому что ребенка укачивает во всех видах транспорта, или не можете познакомиться с потенциальным брачным партнером, потому что это провоцирует ребенка на ухудшение соматического здоровья, то пора задуматься о том, как перестать быть своему ребенку «тяжелым родителем» и как минимум разделить его детские проблемы и ваши взрослые.

Отдельно принято рассматривать детей, которые не подпадают под традиционное понимание проблемных, и тем не менее, в какой-то момент начинают беспокоить старших членов семьи своей незрелостью. Девочка 15-16 лет, до сих пор удовлетворявшая всем требованиям домашних — аккуратная, прилежная, покладистая, не подававшая никаких признаков подросткового бунта — внезапно делается неудобной, поскольку на ее инфантильное поведение, манеру говорить и вести себя, на ее увлечение игрой в куклы в то время, когда сверстницы планируют будущую карьеру и ходят на свидания, начали обращать внимание педагоги и соседи.

Запрос о том, что «девочку нужно сделать такой же послушной, но развитой по возрасту» по понятным причинам не мог быть исполнен во всех желаемых деталях. Интересной особенностью семьи оказалось то, что тонкий испуганный голос и инфантильные манеры оказались присущи не только девочке, но и ее маме, и двум ее младшим дочерям (воспитанию которых она посвятила свою жизнь), а единственный обладатель уверенного тембра и привычки повелевать обнаружился в лице бабушки, признанного матриарха семьи, которая распоряжалась своим маленьким кланом десятилетиями. Ее всеобъемлющая тирания воспринималась как должное окружающими (бабушка добилась многого в профессиональном плане и безоговорочное подчинение ей как бы следовало из ее социального и материального статуса) и членами семьи (у которых был выбор — играть по правилам главы семьи или покинуть дом буквально), пока внучка не довела до абсурда выдвигаемые бабушкой требования своим абсолютным, буквальным следованием, тем самым обнаружив проблему, продемонстрировав ее обществу ценой собственного регресса.

В ряде случаев поведение детей в семье является следствием прямого манипулирования со стороны взрослых, не имеющих смелости решать проблемы в собственных личных отношениях самостоятельно. Не секрет, что отношения требуют большой работы для своего поддержания, известно и то, что немногие хотят выполнять рутинную работу по поддержанию социальных связей. Нередко складываются ситуации, когда человек начинает испытывать желание прервать отношения в одностороннем порядке, но если это затрудняется наличием брака и детей, то общество осуждает того, кто не приложил усилий для сохранения семьи. Единственным оправданием для своего освобождения супруг считает ссылку на невыносимые условия, в которых ему приходится существовать, а сделать ситуацию невыносимой достаточно легко, манипулируя детьми, неопытными в такого рода играх.

Неожиданно то приближая ребенка к себе, то отгоняя его без объяснения причин, меняя гнев на милость и обратно, родитель, манипулирующий чадом, не только доводит детские реакции до достаточно острых и неуправляемых, но и заставляет ребенка почувствовать себя виноватым, неправильным, причиной бед всей семьи. Соответственно, второй супруг включается в игру, пытаясь защитить ребенка, происходит эскалация конфликта, и зачинщик выходит из него с «наградой» - возможностью покинуть семейную группу на время («у меня от вас уже голова болит, пойду пройдусь»), либо навсегда («я здесь никому не нужна, вы друг за друга горой, а я ваш общий враг!»).

К сожалению, взрослые люди не всегда считывают сигналы партнеров правильно, и жертвами подобных взрослых игр становятся дети, которым, помимо ухудшившейся семейной ситуации, приходится смириться с ролью козла отпущения, разрушающего мир и покой в браке родителей. Как уже было сказано, нередко жизнь ребенка или подростка, попавшего в жернова взрослых манипуляций, осложняется тем, что кому-то из родителей приходит светлая идея улучшить свой брак, фактически избавившись от ребенка с проблемами поведения с помощью специальных учебных или медицинских учреждений. Правда, поскольку ребенок в данной ситуации крайне редко является истинным средоточием зол, никакого особого счастья родительской семье разрыв с неудобным чадом не приносит.

Что делать, если в какой-то момент вы осознали себя «тяжелым родителем» особого ребенка? Прежде всего, не отчаиваться. Никто не идеален, а то, что вы осознали меру своей ответственности в происходящем, уже половина дела. Помните о том, что семья — взаимосвязанная, хрупкая и отзывчивая на любое воздействие система, и если в ней плохо одному, то и другим хорошо не будет. Любую проблему, особенно связанную с поведением ребенка, нужно решать комплексно, с анализом причин и следствий, распределением сил и обязанностей среди всех членов семьи.

То, что происходит с вами сейчас, всего лишь ваше непростое настоящее, а вот для ваших детей это непростое настоящее уже сочетается с заявкой на еще более проблемное будущее. Поэтому, если это в ваших силах, снимите с плеч ваших чад гнет «тяжелых родителей», и они, в свою очередь, смогут не стать подобным гнетом для своих детей.

Кропивянская С.О.

3.151513532051