У кого что болит: влияние хронических соматических заболеваний на характер ребенка



У кого что болит: влияние хронических соматических заболеваний на характер ребенка

Родители особого ребенка нередко отмечают, что с ним, помимо объективно большего количества забот, попросту трудно в быту. «Ну и характер,» - качают головой родители. - «Мы все для него делаем, выполняем капризы, а какой результат? Еще больше капризов».


Не всегда довольны школьником с ограниченными возможностями здоровья и учителя. «Мы все понимаем и входим в положение», - говорят педагоги, - «Мы даже не требуем ничего особенного. Но он же просто не старается, хотя мог мы учиться значительно лучше». Взрослые испытывают недовольство, но пытаются быть тактичными - им не хочется придираться к человеку, которому и так в жизни приходится нелегко. Дети менее милосердны и могут довольно жестко обойтись с тем, кто постоянно ноет или вредничает, невзирая на его слабое здоровье.

Разумеется, искажение характера и поведения наступает не у всех, но следует признать, что соматическое нездоровье накладывает определенный отпечаток на состояние психики человека в любом возрасте, особенно если заболевание его хроническое, причиняющее болезненные ощущения, снижающее качество жизни или угрожающее жизни.

Издавна взаимовлияние здоровья и характера изучалось медициной. Изначально это было накопление наблюдений, истолковываемых согласно актуальным на тот момент научным достижениям (или заблуждениям).

Восточная медицина древности основывалась на положении о том, что именно свойства характера, искаженные посредством неправильного поведения и неправильного течения энергий в теле, заставляют организм давать сбои и приобретать хронические заболевания. Более того, диагностика соматических заболеваний всерьез опиралась на анализ цвета глаз и черт лица, и никто не удивился бы услышать по результатам обследования: «...судя по форме ваших ушей, вы человек злой и гневливый, а значит, ваше недомогание связано с сердцем, кровью и желчью. Со следующего полнолуния прекращайте есть мясо и носить одежду красного цвета». Постепенно медицина принимала все более научные и эффективные формы, и взаимосвязь здоровья и характера стала оцениваться более сдержанно: «Больной Н. страдает вследствие заболевания и ослаблен вследствие сложной терапии, следовательно, вновь возникшие у больного черты характера вроде раздражительности и вспыльчивости являются, разумеется, результатом его тяжелого физического состояния».

Современная медицина серьезно изучает взаимовлияние психического и физического состояния, многие болезненные состояния теперь принято связывать с психосоматикой, а в том, что состояние души и образ жизни влияют на здоровье, а здоровье способно внести коррективы и в характер, и в жизненный путь, никто уже не сомневается.

Признавая взаимовлияние физической и психической дисгармонии, надо отметить, что различные недомогания, ограничения и поражения по-разному сказываются на характере и поведении ребенка или подростка. Довольно общим моментом является наличие у часто или хронически болеющих, обладающих ограничениями подвижности или здоровья, астении, быстрой утомляемости, сниженной работоспособности.

Иногда это результат самого заболевания, например, поражения сердечно-сосудистой системы сами по себе ведут к гипоксии и слабости. В других случаях это результат длительного специфического лечения препаратами, которые решают проблему поддержания жизнеспособности организма, но сами по себе довольно токсичны и, присутствуя в кровотоке, оказывают на психику тормозящее влияние. Описаны случаи временного ослабления внимания, мышления и памяти у детей, по состоянию здоровья подвергающихся многократному гемодиализу.

Кроме того, на состояние слабости работает привычный образ жизни ребенка, его самоосознание в качестве больного и ограниченного в возможностях.

Нередко такую установку дают сами родители часто или хронически болеющего ребенка — мол, учись как хочешь, кровать можешь вообще не застилать, но постарайся на этот раз подольше в больницу не попадать. Дети этот крик души истолковывают буквально и действительно ничего не делают, ничего не планируют, ни к чему не стремятся, не принимают на себя никаких обязательств и не рискуют даже малым, потому что, во-первых, заняты тем, что несут себя, как сосуд, который можно расплескать одним неосторожным движением (а это очень напряженная деятельность), а во-вторых, находятся в уверенности, что все равно скоро заболеют и пропустят все трудное или интересное.

И действительно, если ты знаешь, что болеешь, как правило, три недели из четырех с огромной периодичностью, какой смысл вникать в новую тему, готовиться к контрольной, делать домашнее задание? В такой ситуации даже к школьному празднику интереса особенного не будет, поскольку или проболеешь (вероятно), или будешь отделен от всех, ведь роли тебе не дадут, подозревая, что проболеешь. Привычка к собственному вынужденному отсутствию ведет к социальной изоляции, а для ребенка с неустойчивыми интересами и слабыми коммуникативными навыками это ведет к одиночеству, не наполненному ничем, кроме хлопот о собственном здоровье.

Еще одной особенностью учащихся с ослабленным здоровьем является их заниженная самооценка. Неверие в свои силы отчасти берет основу в собственных физических ограничениях, отчасти в социальном статусе жертвы неблагоприятных обстоятельств, отчасти от постоянной опеки, которой их окружают близкие (если речь о детях, находящихся в семьях) или от вынужденной беспомощности, организованной силами воспитательных учреждений.

Заниженная самооценка влияет на общение, на позиционирование себя в социуме сейчас и на планирование будущего. Дети с ограниченными возможностями здоровья редко ставят перед собой далеко идущие цели, строят оригинальные планы. Несмотря на то, что государство берет курс на создание безбарьерной среды для лиц с физическими ограничениями, для них резервируются рабочие места во множестве отраслей, создаются новые учебные программы для обучения подростков с ОВЗ новым специальностям, эти щедрые возможности востребованы не полностью, не в последнюю очередь в связи с неверием особых подростков в свои силы и перспективы.

Многим детям с ослабленным здоровьем, много времени проводящим в стационаре, в реабилитационных учреждениях, кажется, что это и есть основное содержание их жизни, они приноравливаются к больничному режиму, принимают как норму ограниченную подвижность и несамостоятельность. Процедуры, которым подвергаются дети, борющиеся с хроническими соматическими заболеваниями, бывают весьма неприятны, длительны и утомительны. По сравнению с больничными впечатлениями все остальное кажется им малозначимым, второстепенным, в связи с этим им трудно заводить друзей или серьезно относиться к учебе.

В некоторых случаях искажения претерпевает сама система ценностных ориентаций юного человека, когда ценность сохранения здоровья превалирует над всеми остальными ценностями настолько выражено, что это накладывает отпечаток на всю повседневную жизнь личности. Формируется особая внутренняя картина болезни, комплекс вторичных, психологических по происхождению симптомов, который нередко осложняет течение болезни.

Семья, в которой хронический больной постепенно переходит в категорию профессионального больного, находится в трудном положении и нуждается в поддержке, вне зависимости от того, нужно ли членам семьи пережить неизбежный уход одного из них, принять эту ситуацию, или речь о том, что жизнь с больным в условиях его тирании и эгоцентричных выходок изматывает нервную систему других домашних.

Профессор Л.П. Урванцев предложил классификацию типов характера людей, страдающих хроническими заболеваниями:

1. Гармонический: трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать или недооценивать тяжесть болезни.

2. Тревожный: непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, ее возможных осложнений, успешности лечения.

3. Ипохондрический: сосредоточение на болезненных ощущениях, постоянные рассказы о них, преувеличение действительных и «выискивание» несуществующих болезней и страданий.

4. Меланхолический: удрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, пессимизм.

5. Апатический: полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения.

6. Неврастенический: вспышки раздражения (особенно при неприятных ощущениях, при неудачах в лечении, неблагоприятных результатах обследования), нередко заканчивающиеся слезами.

7. Сензитивный: чрезмерная озабоченность по поводу возможного негативного отношения окружающих в связи с болезнью.

8. Эгоцентрический: «уход в болезнь», «выставление напоказ» своих страданий с целью завладеть вниманием окружающих.

9. Эйфорический: легкомысленное отношение к болезни и лечению, нарушение режима.

10. Анозогнозический: активное отвержение мыслей о болезни, отрицание очевидного в ее проявлениях, приписывание их случайным обстоятельствам.

11. Обсессивно-фобический: опасение в отношении маловероятных осложнений, вера в приметы, использование ритуалов.

12. Эргопатический: «уход в работу» (даже при тяжелой болезни), стремление продолжать работу во что бы то ни стало.

13. Паранойяльный: уверенность, что болезнь — результат чьего-то злого умысла, крайняя подозрительность в отношении к лекарствам, процедурам, медицинскому персоналу.

Детям дошкольного и младшего школьного возраста, как правило, свойственны инфантильные и эгоцентрические реакции на собственные ограниченные возможности и хронически дурное самочувствие. Но, начиная с подросткового возраста, реакции на собственное состояние делаются все более соответствующими взрослым, а характер все чаще обостряется до так называемой акцентуации.

Несмотря на то, что о строгом соответствии определенных соматических заболеваний определенном особенностям характера и поведенческим девиациям речи не идет, некоторые закономерности описаны в теории и замечены в практике.

Психологи, работающие со школьниками, том числе, с детьми, обладающими ослабленным здоровьем, отмечают, что медицинские симптомы вегето-сосудистой дистонии и гипотензии, как правило, встречаются у тех из несовершеннолетних пациентов, чьи характерологические особенности создают препятствия расширению круга общения, удержанию желаемого социального статуса, возможности отстаивать свои интересы. Нередко им свойственны робость и реакции избегания в ответ на большинство возникающих проблем. В работе с такими школьниками используются методики, позволяющие повысить и стабилизировать самооценку, получить практические навыки коммуникации, уверенного поведения и ответственности.

Напротив, учащиеся с гипертензией, развившейся на фоне тех или иных нарушений здоровья, как правило, требуют работы с эмоциями: способами их выражения, навыками саморегуляции, самоанализа. Нередко потерю контроля за артериальным давлением связывают с подавлением гнева и неудовлетворения собственной жизненной ситуацией, в которой человек не имеет возможности контролировать ход своей жизни, хотя очень к этому стремится. Гипертензией реагируют сильные натуры, которых лишают самостоятельности, или эмоциональные люди, образ жизни которых требует сдержанности и сокрытия своих негативных чувств.

Бронхо-легочные заболевания и связанные с ними симптомы (приступы кашля, удушья, хроническая гиповентиляция), как правило, сочетаются с подавлением витальных функций, тревожным, мнительным, зависимым характером. Это встречается у детей и подростков, окруженных гиперопекой и жестким контролем, часто испытывающими заметный недостаток самостоятельности. Помимо работы с самооценкой и уверенностью, таким детям показаны систематические занятия спортом и расширение круга общения, крайне полезна в этих случаях бывает семейная психотерапия, гармонизирующая взаимоотношения в семье в целом, работа с родителями на предмет принятия эмансипации чада, соответствующей возрастным нормам.

У школьников, соматические симптомы которых связаны с желудком и органами пищеварения, проблемой зачастую являются страхи и тревожность. Желудочные боли, тошнота и нарушения пищеварения у детей школьного возраста нередки, но далеко не всегда связаны с неправильным питанием. Большое количество детей и подростков приобретают хронические заболевания органов ЖКТ на почве систематического стресса, вызванного школой, специфическим страхом школы. Нередко решение школьных проблем, преодоление школьного страха, иногда смена среды на более соответствующую резко меняет состояние здоровья такого ребенка в лучшую сторону.

Особую группу составляют дети, обладающие нарушениями работы нервной системы. Для них характерны разнообразные проблемы социального функционирования — от нарушений коммуникативного характера, ведущих их к высокой вероятности стать потенциальной жертвой детского коллектива, до реакций гиперкомпенсации, делающих такого ребенка предводителем рискованных антисоциальных затей или носителем агрессии. С детьми и подростками с нарушениями в НС особенно актуальна работа по развитию навыков ролевого общения, поведения в конфликте, научение дифференциации эмоций и социально-приемлемым способам их выражения.

В целом взрослым — педагогам и родителям - имеющим дело с детьми, страдающими соматическими заболеваниями и желающими улучшить качество их жизни, нужно понимать, что, хотя болезнь или связанные с физическим состоянием ограничения оказывают влияние на жизнь и психическое состояние ребенка, тем не менее, не следует в общении с ребенком считать болезнь сущностным признаком его личности. Будет ли он позиционировать себя, в первую очередь, как больного, или как самостоятельную личность, обладающую, как и все, некоторыми особенностями и ограничениями, но ничем не ограниченную психически и духовно, зависит от того, будет ли он окружен с ранних лет опекой — или поддержкой, дадите ли вы ему возможность стать самодостаточной личностью или внушите идею о его неполноценности.

Кропивянская С.О.

3.151498720286