Великий Нехочуха: как быть с ребенком, который ничего не хочет



Великий Нехочуха: как быть с ребенком, который ничего не хочет Когда мы размышляем о настоящем и будущем своих детей, то разумеется, желаем им счастья – прежде всего, облеченного в такие простые вещи, как быть среди любимых людей и заниматься любимым делом – с поправкой на возраст, конечно. Сначала мы пытаемся порадовать сына или дочь именно теми игрушками, о которых он или она мечтает, поощряем дружбу с теми сверстниками, с которыми у ребенка связаны самые теплые эмоции. Потом пытаемся найти дополнительные занятия, кружки и секции, в которых дети реализовывали бы свои способности с удовольствием и пользой, находим школу с уклоном в те предметы, которые нашему школьнику посильны и желанны. Потом всей семьей планируем отпрыску продолжение образования, обивая пороги вузов и вскапывая всемирную сеть в поисках инсайдерской информации. Ради чего? Ради счастья детей, ради воплощения их планов и мечтаний, ради того, чтобы их жизнь была полной радости и смысла.


Но воплотить эти добрые намерения в помощь и сотрудничество получается не всегда.

Некоторые родители начинают бить тревогу, когда оказывается, что их сын-старшеклассник не имеет никаких определенных планов на будущее и готов поступить так, как укажут ему родители – без особого, впрочем, энтузиазма.

Другие начинают беспокоиться уже в средней школе, когда ожидают, что появление новых предметов и разнообразных профилей заставит ребенка постепенно специализироваться на чем-то, проявить интересы к одной или нескольким сферам обучения и деятельности, а этого все нет и нет.

Наиболее ответственные (или тревожные) родители готовы обеспокоиться уже тогда, когда становится ясно, что их чадо не способно увлечься ни игрой, ни книжкой, ни познавательной передачей, легко начинает делать то, что ему предложили взрослые или сверстники, и так же легко отвлекается и оставляет любое занятие.

Помимо пассивных «ничего-не-желателей» бывают малыши, которые напротив, каждое побудительное предложение взрослых встречают волной негативизма – «не хочу, не буду!».

В возрасте трех лет – это прекрасный знак того, что личность складывается и учится руководить собой без посторонних влияний и подсказок, пробует на прочность мир и себя, развивается должным образом. Те же сцены в исполнении младшего школьника уже дают менее благополучный прогноз, а если мотив яростного «не хочу!» сопровождает детско-родительские отношения с малых лет до выхода выросшего дитяти во взрослую жизнь – это требует вдумчивого анализа и работы, возможно, с привлечением специалистов.

Итак, вы пришли к выводу «Я не могу помочь своему ребенку достигнуть того, что он хочет, поскольку он ничего не хочет» и испытали по этому поводу всю гамму эмоций от гнева до отчаяния и бессилия. Теперь, когда проблема поставлена в достаточно остром виде, необходимо проанализировать ситуацию с нескольких возможных сторон.

Для начала нужно понять, что в вашем конкретном случае означают слова «ничего не хочет». Не хочет ничего конструктивного – дополнительных курсов английского, бальных танцев и работы с репетитором по физике? Или не хочет того, чего хотите вы – тех же курсов, танцев и репетитора? Не ваши ли собственные идеи обустройства собственного будущего (приятно быть матерью народного артиста или замечательного хирурга, не правда ли?) выражаются в ваших предложениях по улучшению жизни отпрыска? И стоит ли удивляться, если они не вызывают воодушевления ни у кого, кроме вас?

Конечно, вы хорошо знаете своего ребенка и знаете жизнь, но это не дает вам права конструировать его судьбу даже путем ненавязчивого подталкивания к лучшей, на ваш взгляд, карьере. Протестуя – явно или пассивно – против вашей директивной помощи, сын или дочь, не умея или не чувствуя за собой права сказать решительное «нет» вашей экспансии, все же делает ее бесполезной.

Заставляя ребенка из года в год, например, заниматься в музыкальной школе, каждое посещение которой необходимо начинать со скандала и уговоров, помогаете ли вы своему сыну или дочери действительно продвинуться на пути к будущему успеху? Или стать более культурным человеком? Счастливым человеком? Или вы приучаете его к тому, что жизнь – это тяжелый процесс, полный скучной и неприятной деятельности, и что люди, имеющие над ним власть, никогда не пойдут на переговоры и не позволят сделать сотрудничество взаимовыгодным? Есть вероятность, что таким методом легче вырастить маленького человека, равно подавленного и несчастливого и на работе, и в кругу семьи, нежели крупного композитора.

Старинная пословица «охота пуще неволи» актуальна и по сей день. Поэтому, если вам не удалось сделать ваши цели желанными для своего ребенка, имейте уважение к его личности, позвольте ему самому установить собственные.

Другой случай представляют собой семьи, в которых ребенку (подростку) говорят: «Только скажи, что ты хочешь, и мы тебя поддержим в любом деле» - а дела так и не возникает. Или легкие увлечения сменяют друг друга, делая готовность родителей обеспечить ребенку благоприятное развитие бессистемным и финансово опустошительным процессом.

Квартира наполняется инвентарем для опробованных и забытых видов спорта, животными, к которым ребенок потерял интерес, как только выяснилось, что ухаживать за ними надо упорно и систематически, мольбертами и муравьиными фермами, фотокамерами и верстаками, собирающими пыль. Родители наполняются уверенностью, что их замечательный ребенок просто ничего не хочет – ведь все было предложено и отвергнуто. Ребенок наполняется смутным ощущением, что в жизни нужно попробовать все – но этот процесс дегустации жизни мало кого приводит к социально-приемлемым результатам. После такого опыта развития прикипеть душой к определенной работе и даже определенному партнеру для семейных отношений чрезвычайно трудно. Привычка отступать перед трудностями и уверенность в том, что всякое явление своей жизни, утратившее прелесть новизны, следует заменять другим, необычайно устойчива.

В этом случае «ничего не хочет» означает скорее «не научился хотеть по причине обилия доступных вариантов». Это явление довольно широко распространено среди современных городских детей, растущих в относительном достатке и заботе. Подобный ему феномен заключается в том, что многие современные дети имеют расстройства пищевого поведения, потому что никогда не испытывали здорового голода: обилие и доступность высококалорийных закусок не позволяет им вернуться к нормальному режиму питания, толкая на вычурные эксперименты вроде диеты из лимонада или поисков себя в намеренном истощении.

Решение обеих этих проблем состоит в снижении доступности ресурсов и увеличении нагрузки, физической и интеллектуальной, позволяющей в одном случае «нагулять аппетит», а в другом добиться того, чтобы мотивация к определенному виду деятельности достигла достаточно выраженных показателей прежде, чем наступит время помощи в ее удовлетворении. Другими словами, интерес к японской каллиграфии у вашего ребенка будет более устойчивым и потенциально развивающим, если он самостоятельно найдет литературу о ее истории и особенностях в библиотеке и интернете, сумеет отделить необходимую информацию от второстепенной или недостоверной, сам узнает, где и как можно научиться основам этого искусства и, наконец, приобретет необходимые для него принадлежности сам и на собственные средства.

Удерживая себя от того, чтобы немедленно дать ребенку все необходимое для деятельности, о которой он отозвался с легким любопытством, надо понимать, что это не делает вас плохим родителем. Поспешное и избыточное содействие зачастую вреднее, чем равнодушие к интересам и занятиям ребенка. Если вы желаете сыну или дочери добра, периодически позволяйте им «проголодаться по интересному».

Еще одним вариантом «ничего не желающего» является ребенок или подросток, утративший связь со своими желаниями вследствие того, что они с малых лет регулировались значимыми взрослыми. «Хочу пить!» говорит малыш матери и в ответ слышит: «Не хочешь ты ничего, ты пил пять минут назад». «Хочу игрушечный грузовик!» говорит маленькая девочка и слышит в ответ: «Глупости! Это мальчики хотят машинку, а девочки хотят куклу и посудку к ней. Ты же девочка!». Школа добавляет недоверия к собственным желаниям – младший школьник хочет играть и двигаться, а его заставляют учиться и сидеть прямо час за часом. Нежелание и неумение сидеть спокойно и не болтать осуждается вслух – «ты же не маленький! Школьники хотят учиться – а ты что? Позоришь только наш класс».

Сломленное и подавленное желание хотеть чего-либо для себя в конце концов приводит к видимой апатии и неумению поставить достаточно привлекательные жизненные цели, недоверию к собственным движениям души.

Если вы полагаете, что это свойственно вашему чаду, попробуйте изменить ситуацию в лучшую сторону. На время отложив жизненно-важные вопросы, такие, как выбор будущей карьеры, сосредоточьтесь на формировании в сыне или дочери умения обращаться к своим потребностям, научите ребенка относиться к себе и своим желаниям не менее серьезно, чем к внешним требованиям общества.

Возможно, для этого вам придется включить в вашу жизнь немного больше веселья и непосредственности, и не в последнюю очередь, внести коррективы в свое поведение. Давно ли вы сами имели возможность оценить свою деятельность тем, сколько радости вам принес процесс, а не сколько пользы результат? Состоит ли ваша жизнь хотя бы частично из того, что вы искренне хотите, или это бесконечный долг, трудовая и семейная повинность? И хотите ли вы, чтобы таковой была и жизнь вашего ребенка?

Еще одной причиной отсутствия мотивации к какой-либо деятельности является низкая самооценка, неверие ребенка или подростка в свои силы и возможности. Такие дети не позволяют себе всерьез относиться к рассказам взрослых о своих якобы широких возможностях. Зачем участвовать в соревнованиях, если ты плох во всех видах спорта? Зачем готовиться к высшему образованию, если школьные оценки невыдающиеся, а денег у семьи нет? Зачем пытаться поступить в колледж, дающий интересную специальность, если остальные претенденты, очевидно, будут превосходить меня? Сколько нужно выдержать ударов судьбы и разочарований, чтобы от меня отстали?

Такого рода нежелание бороться нередко встречается у детей из социально-незащищенных слоев населения и тех, чьи физические возможности так или иначе ограничены. Пока одни воспринимают свой более трудный старт как вызов и готовы стучаться во все двери, потенциально полезные, другие опускают руки и ждут, когда свершится неизбежное – все само собой устроится в той или иной степени плохо. Нередко к неверию в собственные возможности присоединяется психологический механизм защиты по типу «зелен виноград»: если мне что-либо недоступно (или я считаю, что это недоступно), то я обесценю это всеми возможными средствами.

Так, например, подросток, искренне пытавшийся все лето найти подработку и обжегшийся несколько раз кряду на недобросовестных и преступных работодателях, может искренне проповедовать принцип отказа от работы вообще – «работа для дураков, кругом обман. Умный человек и без работы не пропадет – мама на улицу не выбросит и без миски супа не оставит, а без наличных можно прожить сколько угодно долго».

Подобного рода рассуждение нам приходилось слышать от неуверенных в себе старших школьников обо всех уровнях продолжения образования. «Ага, получить высшее и работать за шесть пятьсот – зачем?». «Просидеть в колледже три года и убедиться, что на работу приглашают только с высшим – зачем?». «Совместить среднее с начальным профессиональным? Да разве там учат? Только время терять». Нежелание попробовать себя и рискнуть, опасение неудачи было настолько парализующим, что отсутствие всякого развития, всякого результата представлялось менее пугающим.

В случае упадка мотивации, связанного с низкой самооценкой, значительно более полезны реальные достижения, нежели душеспасительные беседы. Не нужно рассказывать подростку, какой он молодец, нужно создать ситуацию, в которой он покажет себя и почувствует себя этим молодцом (умником, победителем, претендентом на более значительные реальные успехи). Такого рода деятельность, требующая известного напряжения и от ребенка/подростка, и от взрослого, должна стать регулярной и систематической, для того, чтобы успехи определенно ощущались результатом работы, а не последствием везения.

Сосредоточьтесь на развитии сильных сторон вашего ребенка или воспитанника, научите его воспринимать свои ограничения не как повод опустить руки и жалеть себя, а как особенность, заставляющую сфокусироваться на других возможностях развития, достичь в них более значительных успехов, чем те, кто не имеет никаких ограничений.

Так или иначе, специализируются на одних функциях и оставляют без внимания другие все участники рынка труда – и те, кто выходит на него, обладая всей полнотой физических возможностей, и те, чьи особенности здоровья и развития несколько ограничивают выбор сфер деятельности. То, насколько естественно произойдет эта специализация, насколько адаптивно будет готова личность реагировать на требования к новой деятельности, в ряде случаев играет более важную роль, чем реальные физические показатели работника.

Еще одной причиной отсутствия мотивации к какой-либо деятельности, о которой не очень любят задумываться родители, являются симптомы, сопровождающие депрессию и подобные ей состояния. До того, как возмутиться: «С чего бы ему/ей впадать в депрессию, живет, как сыр в масле! То ли дело я, на двух работах кручусь, мне бы и приунывать!» - задумайтесь. Как выглядит это «ничего-не-желание» у вашего чада? Не хочет только учиться и помогать по хозяйству, а ест, играет, гуляет, общается с друзьями с завидным рвением? Или вялость в учебе и работе, равнодушие к своему будущему распространяется и на другие сферы жизни?

Насторожить вас в этом смысле может отсутствие интереса подростка к своему внешнему виду, снижение потребности в общении или исчезновение друзей в «реале», снижение аппетита или равнодушие к количеству и качеству пищи, сонливость и апатия, потребность проводить время в наиболее пассивных занятиях (сидение перед телевизоров, компьютером, сон или лежание среди дня), попытки избежать выхода из дома, как на учебу, так и по хозяйственным поручениям.
Вопреки распространенным представлениям, депрессия далеко не всегда выглядит как «мрачен и плачет», гораздо чаще это проявляется как «ничего не хочет». Поэтому, прежде чем браться за попытки взбодрить и замотивировать сына или дочь на важную и нужную деятельность, убедитесь, вы имеете дело не с клиническим заболеванием, в ряде случаев нелишней станет консультация специалиста.

Прежде всего, поставив себе задачу направить развитие своего чада на конструктивный путь и придать этому процессу более устраивающий вас темп, проясните причины происходящего. Именно с причинами, а не со злым умыслом сына или дочери вам предстоит работать – с причинами не хотеть идти туда, куда ведет проложенный вами путь. И помните, что ваш ребенок способен достичь любых вершин – только если он сам этого захочет.

3.151508279407